Апрельский кризис Временного правительства

Видя плакаты с надписями «Долой Милюкова!», я не боюсь за Милюкова — я боюсь за Россию.

Милюков

Апрельский кризис Временного правительства — один из общественно-политических кризисов России 1917 года, связанный с позицией последнего по отношению к участию России в Первой мировой. Кризис в апреле 1917-го вызвал углубление противоречий между Петроградским советом и Временным правительством, а также привел к формированию коалиционного правительства первого состава, в которое вошли представители ПСР и меньшевиков. В стране отчетливо были продемонстрирован сложившееся противоречие между интересами народа, не желавшего продолжения войны, и руководством страны, решившем поддержать позицию союзников по Антанте на эскалацию конфликта с участием России.

Причины апрельского кризиса

Основными причинами Апрельского кризиса Временного правительства 1917 года стали:

  • Разногласия между основными политическими силами по поводу отношения к участию в Первой мировой. Кадеты хотели продолжать войну до победы. Меньшевики хотели продолжать войну, но для защиты своих территорий, а также отказывались от аннексии и контрибуции. Большевики хотели немедленно заключить сепаратный мир.
  • Отсутствие единства по вопросу войны в Петросовете, где были представлены и «оборонцы» и «пораженцы».
  • Отсутствие четкой позиции по отношению к войне внутри Временного правительства.
  • Двусмысленность положений Декларации 27 марта 1917 года. Апрельский кризис 1917 года - демонстрация

Повод к кризису

Поводом к апрельскому кризису стала нота Милюкова, в которой Россия подтвердила обязательства перед союзниками по Антанте воевать до победного конца. Она вызвала бурную реакцию общества, вылившуюся в многочисленные шествия и манифестации.

Позиция Временного правительства по вопросу о войне

Во Временном правительстве считали, что революция должна была сохранить прежнее международное положение страны. Основная задача связана с дальнейшей защитой интересов буржуазии. Отечественные капиталистические круги поддерживали идею сближения с лидерами Антанты и критиковали ранее наблюдавшуюся «неискренность» царского правительство по отношению к ним. Была быстро сформулирована официальная версия Временного правительства, что Февральская революция станет способствовать лучшему ведению войны. Первоначально не предполагались какие-либо сложности в ведении внешней политики, однако, затем стало ясно, что столкновения с лидерами Петросовета по этому вопросу неизбежны.

Сразу после прихода к власти в начале марта 1917 года лидеры Петроградского совета заявили о проведении демократического курса, направленного на достижение скорейшего мира без аннексий и контрибуций. Об этом было заявлено на общем собрании Петросовета в актовом зале Морского кадетского корпуса, где был утвержден манифест «Ко всем народам мира». Подобное мнение диссонировало с наступательной тактикой Н. Милюкова и А. Гучкова. Первый занимал пост министра иностранных дел Временного правительства и был тесно связан с лидерами буржуазных кругов Соединенных Штатов и Великобритании, а второй был военным и морским министром.

Состав первого Временного правительства

Несмотря на разное отношение к войне позиция сторон не была непримиримой, так как для обеих сторон было важно удержание фронта здесь и сейчас.

Курс на продолжение войны

Еще при нахождении у власти династии Романовых, Милюков вел разработку внешнеполитической программы, соответствующей целям отечественной буржуазии. 4 марта 1917 года Милюков в здании МИД на Дворцовой площади направил текст телеграммы послам России, которые были аккредитованы при правительствах нейтральных и союзных стран, о намерении нового правительства действовать в соответствии с ранее достигнутыми соглашениями. Фактически были подтверждены обязательства, взятые на себя российской империей. Также Милюков высказал еще несколько важных мыслей:

  • отношения с союзниками станут еще более близкими и прочными;
  • верность договорам и союзникам;
  • решимость биться вместе с союзниками против врага до конца;
  • стремление в короткий срок исправить все ошибки прошлого.

Все положения вступали в противоречия с общественными настроениями. Опаснее же всего было то, что противоречия были и между правящими кругами. По сути это и определило формирование апрельского кризиса.

После отправки телеграммы Милюков лично встретился с послами союзников М. Палеологом (Франция), А. Карлотти (Италия), Д. Бьюкененом (Великобритания). Последний заявил, что его правительство хотело бы быть уверенным, что Временное правительство готово воевать до конца и вернуть дисциплину в армии.

Павел Милюков

В ответ на пожелания союзников 7 марта 1917 года ряд изданий Петрограда напечатали обращение Временного правительства к россиянам. В нем подчеркивалось, что власть приложит все силы для обеспечения армии с целью проведения войны до конца. Вскоре о признании российских властей объявили США, а затем Великобритания, Франция и Италия. При этом Милюков уже успел заявить журналистам, что для достижения цели необходимо покончить с актами, подобными Приказу №1 «О демократизации в армии».

13 марта Милюков вел обычную беседу с послами союзников, где он в очередной раз подтвердил три основных постулата своей внешней политики:

  • Верность союзническому долгу;
  • Официальный оптимизм;
  • Ранее утвержденная империалистическая программа.

Однако 14 марта эта идиллия стала рушиться. Во время общего собрания Петроградского совета один из докладчиков (Ю. Стеклов) заявил об империалистическом характере войны со стороны всех участников и о необходимости обращения русских рабочих «взять дело мира в свои руки». Во многих других выступлениях начала звучать идея того, чтобы Петроградский совет официально объявил о нежелании народа вести войну. По сути с этого момента политическая нестабильность была предопределена и апрельский кризис как противостояние Временного правительства и Петросовета становился вопросом ближайшей перспективы.

Докладчики говорили, что они не могут идти за Милюковым и не станут захватывать проливы, которые рабочим попросту не нужны. После этого становилось ясно, что Петросовет подрывает право Милюкова осуществлять заявления сразу от имени всего народа России. По сути, он был готов бороться с принципами осуществления внешней политики, предложенными новым министром внутренних дел.

В тексте принятого манифеста «К народам всего мира» было сказано, что российская демократия призывает европейские народы к совместным действиям в пользу мира. При этом в документе содержалась обнадеживающая для буржуазии фраза о том, что русская революция не даст себя раздавить внешней военной силой.

22 марта Милюков в интервью петроградским изданиям еще раз напомнил, что обладание Царьградом всегда было национальной задачей страны. При этом он подчеркнул: «Претендуя на обладание Константинополем и проливами, мы... не посягаем на национальные права Турции»

В ответ на это Керенский парировал через бюро печати при Минюсте, что это личное мнение министра и оно не соответствует позиции всего Временного правительства. Это был первый сигнал, указавший на раскол внутри Временного правительства, руководители которого продемонстрировали, что единства нет, и далее вопрос кризиса, пришедшегося на апрель 1917 года, стал вопросом ближайшей перспективы.

Декларация временного правительства

27 марта 1917 года была опубликована Декларация Временного правительства о целях войны, которую подписал его председатель Г. Львов. В ней излагалась позиция руководства страны по поводу дальнейшего участия в Первой мировой.

Князь Георгий Львов

Одно из первых слов, прозвучавших в документе, «оборона» и избавление от вторгнувшегося врага. Вернуть стране ее прежние границы было невозможно без усиления военной мощи, без оттеснения немцев с захваченных рубежей.

Временное правительство напомнило населению, что государство находится в опасности и необходимо приложить усилия для его спасения. Документ давал понять, что Россия намерена полностью соблюдать обязательства, ранее взятые применимо к союзникам по Антанте. Одновременно в нем содержались положения, которые давали надежду на скорое завершение войны. В частности, заявлялось об отказе от аннексий и контрибуций, необходимости мира с учетом права на самоопределение наций и другие положения. Такой противоречивый характер заявления привел к обеспокоенности в руководстве союзников.

Декларация стала результатом политического соглашения между меньшевистским костяком Петросовета и Временным правительством, предшествуя Апрельскому кризису. Она не поменяла реального соотношения сил, при этом внешне повысила авторитет Петросовета. Документ не отражал полностью позицию «революционных оборонцев», однако членам Исполкома удалось существенно повлиять на его тон.

В Исполкоме требовали направить текст декларации правительствам Антанты, категорически против этого был П. Милюков. Однако по окончании недолгой дискуссии он согласился с оппонентами, но все еще тянул время. В этой ситуации вновь на первый план вышел А. Керенский, сообщивший СМИ о том, что Временное правительство намерено подготовить ноту союзникам, где четко будут изложена позиция российских властей по поводу продолжения войны. Очередное вмешательство А. Керенского в дипломатическую кухню привело П. Милюкова в ярость, и он даже успел опровергнуть его слова. Однако было поздно: в обществе и армии уже с большим интересом ждали обращения Временного правительства.

Нота Милюкова

Нота Милюкова стала препроводительным документом к Декларации Временного правительства от 27 марта, которое было разослано руководству стран Антанты. Документ был опубликован в издании «Вестник Временного правительства» 20 апреля. Текст поддержали все министры, включая Керенского, о чем Временное правительство поставило в известность страны Антанты 22 апреля. Хотя ноту подписал Милюков она в целом отражала не его мнение, а официальную позицию властей.

В документе Милюков заявлял, что отношение Временного правительства к войне не позволяет полагать, что роль России ослабевает в рамках совместной союзной борьбы. Более того, в документе говорилось о стремлении всего народа довести войну до победного конца.

Никто из чиновников, очевидно, не понимал, к каким последствиям приведут отдельные положения ноты и что может случиться Апрельский кризис Временного правительства. В частности, речь шла о стремлении довести Первую мировую до решительной победы, что противоречило положениям декларации от 27 марта о невозможности вести наступательную войну.

Реакция Исполкома Петросовета

Заседание Петросовета

Представителям Исполкома текст ноты был передан 19 апреля. Как говорил И. Церетели, она «ошеломила содержанием». Причиной этого стал тот факт, что документ фактически перечеркнул все то, что ранее революция достигла для достижения мира. В ходе заседания Исполкома выяснилось, что не все однозначно осуждают ноту и были те, кто ее в целом поддерживал (такова была позиция И. Церетели, М. Скобелева, В. Чернова). При этом большинство считало, что нужно добиваться отставки Милюкова и Гучкова. Однако ни в этот день, ни на следующий Исполком не принял никакого официального постановления.

Реакция общества

20 апреля нота была обнародована в СМИ. Однако еще перед этим по Петрограду стали распространяться слухи, что Временное правительство начало конфликт с Исполкомом по поводу целей войны. Это вызвало огромное напряжение и уже в утреннее время в столице начались шествия и манифестации.

Толпы рабочих и солдат активно поддержали демонстрации, связанные с апрельским кризисом. Они с окраинных районов пошли в центр, держа транспаранты с лозунгами: «Долой войну!», «Долой Милюкова!», а некоторые «Долой Временное правительство!». На острие атаки манифестантов оказался Финляндский полк, «осадивший» Мариинский дворец с целью задержать Милюкова и всех членов правительства. Правда, во дворце никого не было — очередное заседание проходило на квартире Гучкова.

Вышедшие на улицы манифестанты были уверены, что действуют по инициативе Исполкома Петросовета. Однако там хорошо представляли, что противоречия могут спровоцировать Гражданскую войну. Поэтому Н. Чхеидзе лично направился к участникам шествия и просил их разойтись. Массовые манифестации стали сходить на нет, но напряжение не уменьшалось, так как на улицах стали появляться сторонники Милюкова.

Апрельский митинг 1917 года

В ходе совместного заседания контактной группы Исполкома и Временного правительства представители Петросовета потребовали от Милюкова прокомментировать заявление, но он не сказал ничего нового. При том категорически отказался направить новую ноту с разъяснением мнения Временного правительства по поводу войны. В ответ на отказ Милюкова поступило предложение подготовить совместное заявление, которое было принято всем составом Петросовета 21 апреля.

21 апреля столкновения по поводу поддержки и отставки Временного правительства продолжились. На Невском проспекте произошло кровавое столкновение с применением огнестрельного оружия, несколько человек застрелены. В ответ исполком призвал не появляться с оружием и назвал предателями революции всех, кто призывал выйти на вооруженные манифестации.

Вопрос о коалиционном правительстве

Апрельский кризис Временного правительства обострил ситуацию в стране настолько, что власти не могли делать вид, что ничего не происходит. Нужно было решать возникшую проблему и делать это очень быстро. Исполком Петросовета не хотел отставки Временного правительства, хотя ранее его глава Г. Львов говорил о готовности сделать такой шаг при отсутствии поддержки революционных демократических сил. В обществе сложилось убеждение, что его нынешний состав не способен решить проблему завершения войны. Как говорил И. Церетели, в Исполком направлялись телеграммы и письма с просьбой сформировать коалиционное правительство.

Об этом говорилось и в Обращении самого Временного правительства к стране от 26 апреля, в котором заявлялось о необходимости приложить усилия «для расширения состава». 23 апреля Г. Львов напрямую попросил Н. Чхеидзе рассмотреть вопрос о присутствии представителей Исполкома в правительстве.

В Исполкоме не особо хотели этого. Как пояснял Н. Чхеидзе, участие в правительстве зародит в народе надежду на принципиально новое, которое «мы осуществить не сможем». Милюков объяснял такую позицию как нежелание нести ответственность.

Голосование по поводу участия правительстве состоялось в Исполкоме 28 апреля. Вот его итоги:

  • «за» — 22;
  • «против» — 24;
  • «воздержались» — 8.

После этого Церетели проинформировал Львова о невозможности создания коалиционного правительства. Одновременно Исполком предлагал привлекать в правительство демократических представителей, минуя Советы. Были предложены конкретные кандидаты.

На этом фоне неожиданной для всех оказалась отставка А. Гучкова с поста военного и морского министра, случившаяся 29 апреля. Он никого не предупредил и ни с кем не обсудил этот шаг. Только на следующий день Гучков в письме на имя Львова пояснил отставку неспособностью изменить «условия по отношению к армии и флоту». Последним доводом в пользу отставки для Гучкова стало предложение обнародовать «Декларацию прав солдата», грозящую окончательно сломить военную дисциплину в армии.

К этому времени уже была предопределена отставка Милюкова, чей авторитет был окончательно подорван. В новых обстоятельствах Исполком переголосовал по вопросу о присутствии в правительстве и итоги оказались совсем иными:

  • «за» — 41;
  • «против» — 18;
  • «воздержались» — 3.

Милюков ушел со своего поста 2 мая и это, наверное, одно из важнейших событий апреля 1917 года, связанное с кризисом в России, отказавшись стать главой министерства народного просвещения. Покидая заседание, экс-министр ответил Львову, заявившему, что возвращение во власть возможно: «Вы были предупреждены».

Коалиционное правительство удалось сформировать к 5 мая. В его состав вошли 6 социалистов, пост министра иностранных дел получил экс-министр финансов М. Терещенко. А. Керенский стал военным и морским министром, меньшевик И. Церетели возглавил министерство почт и телеграфов. Также правительство вошли члены Исполкома В. Чернов и М. Скобелев.

Последствия Апрельского кризиса

Апрельский кризис привел к отставке части буржуазных министров, представлявших партии кадетов и октябристов. Их место заняли представители левых партий (меньшевики, эсеры), что привело к созданию коалиционного правительства. Оно продолжало поддерживать идею участия России в войне, отказываясь от подписания мира. Кадетская партия разделилась на две части по отношению к новому правительству — одни его поддерживали, другие призывали к возрождению распущенной Государственной думы.

Тогда еще никто не предполагал, что власть ожидают новые кризисы, а идея коалиционного правительства будет обречена на провал.